Arms
 
развернуть
 
198095, г. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, д. 38
Тел.: (812) 415-64-01, 415-64-02
kirovskiy@usuddep.spb.ru
схема проезда
198095, г. Санкт-Петербург, ул. Маршала Говорова, д. 38Тел.: (812) 415-64-01, 415-64-02kirovskiy@usuddep.spb.ru
__

 

Судебная практика
Решение о взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов.

                                               Решение не вступило в законную силу

Дело №  2-612/10                                                            23 июня  2010 года

 

 

 

Р Е Ш Е Н И Е

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Кировский районный суд Санкт-Петербурга

В составе председательствующего судьи Бачигиной И.Г.

при секретаре Тюменцевой О.А.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Дубровского П.И. к Министерству финансов Российской Федерации, Управлению внутренних дел по Кировскому району Санкт-Петербурга о взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов,

УСТАНОВИЛ:

         ХХ.ХХ.20ХХ года инспектором ДПС ОРГИБДД УВД по Кировскому району Санкт-Петербурга Б.С.Б. составлен протокол об административном правонарушении в отношении Дубровского П.И., согласно которого Дубровский П.И., управляя транспортным средством, двигался по ул. ХХХ в Санкт-Петербурге в направлении пр. ХХХ по дороге с двусторонним движением, при этом осуществил обгон с выездом на полосу встречного движения на участке дороги с ограниченной видимостью. Действия Дубровского П.И. квалифицированы по ч.4 ст. 12.15 КоАП РФ.

Постановлением мирового судьи судебного участка № ХХ Санкт-Петербурга от ХХ.ХХ.20ХХ года Дубровский П.И. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 12.15 ч.4 КоАП РФ и ему назначено наказание в виде лишения права управления транспортным средством на срок 4 месяца.

Постановлением Санкт-Петербургского городского суда от ХХ августа 20ХХ года постановление мирового судьи судебного участка № ХХ Санкт-Петербурга отменено в связи с нарушением судьей требований ст. 24.1 КоАП РФ о всестороннем, полном, объективном и своевременном выяснении обстоятельств каждого дела, производство по делу прекращено на основании п.1 ч.1 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с отсутствием события правонарушения.

         Истец Дубровский П.И. первоначально обратился в суд с иском к ОГИБДД УВД по Кировскому району Санкт-Петербурга о взыскании компенсации морального вреда в размере 70000 руб., указывая, что доказательства его правонарушения были сфальсифицированы сотрудниками ДПС. В частности, инспектор Н. А.В. сделал фотографию его автомашины на свой мобильный телефон, когда дорожная обстановка уже изменилась, при этом фотография не была приобщена к материалам дела, а представлена только в суд. Инспектор Б.С.Б. внес данные о его машине в заранее заготовленную и размноженную на ксероксе схему-рапорт, хотя совершенного правонарушения не видел. В судебном заседании у мирового судьи инспекторы Б.С.Б. и Н. А.В. в ходе судебного разбирательства дали заведомо ложные пояснения об обстоятельствах совершенного правонарушения. Кроме того, инспектор Н. А.В. после того как был сфотографирован им (Дубровским) в момент получения взятки, спровоцировал с ним драку, после чего обвинил в том, что он нецензурно выражался в адрес сотрудников ДПС, а затем был незаконно задержан инспекторами Б.С.Б. и Н.А.В. и доставлен в ХХ отдел милиции.

         Обосновывая требование о компенсации морального вреда, истец указал, что сфальсифицированными доказательствами, заведомо ложными показаниями инспекторов ДПС ему был причинен моральный вред, выражающийся в отсутствии возможности в течение 4 месяцев управлять как принадлежащим ему, так и другими транспортными средствами как в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, так и при нахождении в служебных командировках. (л.д. 5-6)

         Определением суда от ХХ.ХХ.20ХХ года произведена замена ненадлежащего ответчика – ОГИБДД при УВД Кировского района Санкт-Петербурга на УВД Кировского района Санкт-Петербурга, в качестве третьего лица к участию в деле привлечен Комитет финансов Санкт-Петербурга. (л.д. 21,23)

В дальнейшем определением суда от ХХ апреля 20ХХ года Комитет финансов Санкт-Петербурга был исключен из числа лиц, участвующих в деле, в качестве соответчика привлечено Министерство финансов РФ, в качестве третьих лиц – Управление Федерального казначейства Санкт-Петербурга, Н. А.В., Б. С.Б. (л.д. 105)

Определением суда от ХХ.ХХ.20ХХ года (л.д. 127) к участию в деле в качестве третьего лица привлечено Министерство внутренних дел РФ.

Истец неоднократно уточнял исковые требования в части размера компенсации морального вреда (л.д. 45, 101), и в окончательном варианте просил взыскать с ответчиков в его пользу компенсацию морального вреда в размере 296000 руб., а также возместить судебные расходы в размере 800 руб., понесенные им в связи с обращением за юридической помощью.

Истец Дубровский П.И. в судебном заседании на удовлетворении исковых требований настаивал, пояснил, что сумма морального вреда складывается из 136000 в связи с незаконным лишением его права управления транспортным средством, так как данная сумма является средней зарплатой водителя за 4 месяца, и 160000 тысяч в связи с допущенной в отношении него клеветой со стороны сотрудников ДПС и злоупотреблением ими должностными полномочиями. Данная сумма рассчитана им исходя из установленной статьями 129 и 285 Уголовного кодекса РФ ответственности в размере штрафа до восьмидесяти тысяч рублей по каждой из статей. В обоснование требования о компенсации морального вреда пояснил, что в связи с незаконным и необоснованным привлечением его к административной ответственности по вине сотрудников ДПС, которые представили сфальсифицированные доказательства, дали ложные показания в судебном заседании при рассмотрении дела об административном правонарушении, незаконно доставили его в ХХ отдел милиции, были нарушены его гражданские права на труд, отдых и свободу передвижения, так как он лишен был возможности использовать транспортное средство для поездок с родными и друзьями на отдых, а также для решения служебных вопросов.

Представитель ответчика – УВД по Кировскому району Санкт-Петербурга Егорова В.В. в судебном заседании иск не признала, пояснила, что сотрудники ДПС не обладают полномочиями по решению вопроса о лишении водителей права управления транспортными средствами, незаконность действий сотрудников ДПС не установлена, причинение морального вреда истцом не доказано, произведенный расчет морального вреда исходя из заработной платы водителя, услугами которого истец, возможно, воспользовался бы, не состоятелен, при этом просила применить срок исковой давности, так как в соответствии со ст. 256 ГПК РФ гражданин может обратиться в суд с заявлением об оспаривании действия должностного лица государственного органа в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод, следовательно, в силу разъяснений, данных в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20.12.1994 года № 10 (в редакции от 06.02.2007 года) на заявленное истцом требование о компенсации морального вреда распространяются сроки исковой давности, установленные для обращения в суд с заявлением об обжаловании действий должностных лиц. Кроме того полагала, что УВД по Кировскому району является ненадлежащим ответчиком по делу.

Представитель ответчика – Министерства финансов РФ, действующая также в интересах третьего лица – Управления федерального казначейства по Санкт-Петербургу, Шуб Л.П., полагала исковые требования не подлежащими удовлетворению, так как истцом не доказан факт противоправных действий инспекторов ДПС и наличие причиненного вреда, считала, что Министерство финансов РФ является ненадлежащим ответчиком по делу, поддержала ходатайство УВД по Кировском району Санкт-Петербурга о применении срока исковой давности.

Представитель третьего лица - Министерства внутренних дел Российской Федерации Иванов А.А. полагал исковые требования не подлежащими удовлетворению, так как действия должностных лиц не были признаны незаконными в установленном законом порядке (гл. 30 КоАП РФ и 25 ГПК РФ), отменяя постановление мирового судьи, суд надзорной инстанции на незаконность действий должностных лиц ОГИБДД УВД по Кировскому району Санкт-Петербурга не указал, при этом считал не применимой к возникшим правоотношениям норму ст.1069 ГК РФ, так как государство несет ответственность по нормам данной статьи только за виновные деяния должностных лиц. Кроме того указал, что истцом не указано, в чем были ограничены его личные неимущественные права в результате привлечения к административной ответственности, при этом полагал, что истцом заявлены требования имущественного характера, основанные на зарплате персонального водителя.

Привлеченные к участию в деле в качестве третьих лиц – Н. А.В., Б.С.Б. о слушании дела извещены надлежащим образом, в суд не явились, при этом Н. А.В. представил заявление с просьбой рассмотреть дело в его отсутствие (л.д. 143), представил письменные объяснения по делу. (л.д. 139-140)

Изучив материалы дела, заслушав стороны, обозрев материалы дела об административном правонарушении № ХХХ, материалы проверки УСБ ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области № ХХХ от ХХ.ХХ.20ХХ года, суд полагает исковые требования не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

Общие основания ответственности за причинение вреда установлены статьей 1064 ГК РФ.

Статья 1069 ГК РФ содержит конкретную норму об ответственности за вред, причиненный государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами. Применение данной нормы предполагает наличие как общих условий деликтной ответственности (наличие вреда, противоправность действий его причинителя, наличие причинной связи между вредом и противоправными действиями, вины причинителя), так и специальных условий такой ответственности, связанных с особенностями субъекта ответственности и характера его действий.

Перечень незаконных действий, при наличии которых законом в изъятие из общих начал гражданско-правовой ответственности предусмотрено возмещение вреда независимо от вины должностных лиц, установлен статьей 10ХХ ГК РФ, при этом данный перечень является исчерпывающим.

За иные незаконные действия должностных лиц государственных органов государство несет ответственность по правилам ответственности за виновные действия, закрепленным в ст. 1069 ГК РФ.

Таким образом, для применения ответственности по ст. 1069 ГК РФ необходимо установить, в том числе,  незаконность действий должностных лиц и их вину.

Обязанность доказать незаконность и виновность действий причинителя вреда возлагается на истца.

Истец в ходе судебного разбирательства, а также в представленных в материалы дела письменных объяснениях (л.д. 43-46, ХХ-72, 98-100), неоднократно указывал, что в данном процессе он не оспаривает действия сотрудников милиции, так как их вина установлена Постановлением Санкт-Петербургского городского суда, которым отменено постановление мирового судьи, а также в ходе проверки УСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.

Однако, как следует из постановления Санкт-Петербургского городского суда от ХХ.ХХ.20ХХ года (л.д. 10-12) основанием для отмены постановления по делу об административном правонарушении послужило нарушение судьей требований ст. 24.1 КоАП РФ, согласно которой судья, принимая решение по делу об административном правонарушении должен выяснить все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, а также причины и условия совершения лицом административного правонарушения.

Исходя из изложенного, принимая решение по делу об административном правонарушении судья должен были установить все обстоятельства, имеющие значение для дела и дать квалификацию действиям лица, привлекаемого к административной ответственности. При недостаточности доказательств, суд вправе истребовать их у соответствующих должностных лиц, дав соответствующую правовую оценку.

Законность или незаконность действий сотрудников ДПС при составлении протокола об административном правонарушении не являлась предметом исследования суда надзорной инстанции.

Исходя из положений статьи 28.2 КоАП РФ (в совокупности с иными правилами раздела IV КоАП РФ), составление протокола об административном правонарушении является одним из процессуальных действий в рамках административной процедуры, завершающих формирование доказательственной основы. Соответственно, по результатам рассмотрения протокола выносится постановление о привлечении лица к административной ответственности, которое и подлежит обжалованию в судебном порядке, как документ, затрагивающий права и законные интересы лица, привлекаемого к административной ответственности.

Ни сам протокол об административном правонарушении, ни действия по его составлению не затрагивают прав, свобод и законных интересов заявителя, поэтому не подлежат обжалованию. Обжалованию подлежит только постановление по делу об административном правонарушении.

Сам по себе факт того, что производство по делу об административном правонарушении в отношении истца прекращено Санкт-Петербургским городским судом в связи с отсутствием события административного правонарушения, не свидетельствует о незаконности составления протокола об административном правонарушении, о виновности инспекторов ОГИБДД в причинении истцу морального вреда.

Суд полагает несостоятельными ссылки истца на тот факт, что в ходе проведения служебной проверки, проведенной УСБ по Санкт-Петербургу и Ленинградской области была установлена незаконность действий сотрудников ОГИБДД, так как проведенной проверкой в действиях должностных лиц установлены лишь «непрофессионализм и слабое знание норм КоАП РФ». Сведения о получении инспектором ОГИБДД Н.А.В. денежных средств от водителя автомашины УАЗ, государственный регистрационный знак ХХХ, а также о вымогательстве у него сотрудниками ОГИБДД денежного вознаграждения за не привлечение к административной ответственности в ходе проведения проверки подтверждения не нашли (материалы служебной проверки, л.д. 15-16)

В ходе проверки, проведенной прокуратурой Санкт-Петербурга по заявлению Дубровского П.И. о несогласии с действиями должностных лиц ОГИБДД УВД по Кировскому району Санкт-Петербурга нарушений закона в действиях сотрудников ОГИБДД не установлено, оснований для вынесения мотивированного постановления в порядке ст. 37 УПК РФ о направлении материалов в следственный орган для решения вопроса о возбуждении уголовного дела также не установлено. (л.д. 62-63)

Таким образом, в ходе всех проведенных проверок незаконность действий сотрудников ОГИБДД установлена не была, оснований для возбуждения уголовных дел в отношении сотрудников ОГИБДД в связи с фальсификацией доказательств, дачей заведомо ложных показаний и клеветой Прокуратурой Санкт-Петербурга не установлено.

Между тем истец не лишен права оспаривать действия должностных лиц в ином порядке, а именно в порядке главы 25 ГПК РФ, однако предоставленным ему законом правом не воспользовался. В ходе судебного разбирательства доказательств, подтверждающих вину сотрудников ОГИБДД в причинении ему морального вреда не представил.

Доводы Дубровского П.И. о том, что представленная в материалы дела об административном правонарушении доказательства сфальсифицированы сотрудниками ОГИБДД, что ими даны ложные показания в суде, а также, что доставление в ХХ отдел милиции являлось незаконным, голословны, материалами дела не подтверждены, так же как и факт клеветы в отношении него со стороны сотрудников ОГИБДД.

Действия сотрудников ОГИБДД по доставлению Дубровского П.И. в ХХ отдел милиции последним в установленном законом порядке также не обжаловались, доказательств незаконности действий сотрудников ОГИБДД суду не представлено. Как следует из представленных в материалы дела копий рапортов сотрудников ОГИБДД Б.С.Б. и Н.А.В., решение о доставлении Дубровского П.И. в отдел милиции было вызвано тем, что при составлении протокола об административном правонарушении Дубровский П.И. выражался в адрес сотрудников ОГИБДД, находящихся при исполнении служебных обязанностей, нецензурной бранью, на замечания не реагировал, оказывал неповиновение. (л.д. 141-142) Доказательств обратного суду нее представлено.

При таких обстоятельствах, учитывая, что в соответствии с положениями статьи 1069 ГК РФ, ответственность за вред, причиненный действиями должностных лиц, может быть возложена на государство только за незаконные действия должностных лиц, доказательств незаконности действий сотрудников ОГИБДД суду не представлено, полномочия по составлению протоколов об административных правонарушениях по ст. 12.15 ч.4 КоАП РФ возложены на сотрудников ОГИБДД Кодексом об административных правонарушениях РФ, суд отказывает истцу в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Кроме того, суд считает несостоятельными и приведенные истцом доводы в обоснование требований о возмещении морального вреда, а также его размера.

Согласно ст. 151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При этом суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Истец указывает, что моральный вред выражается в отсутствии возможности управлять транспортными средствами, в связи с чем ограничено его право на свободу передвижения. Суд считает, что указанное право не является личным неимущественным правом или иным нематериальным благом в смысле гражданского законодательства, а является административным дозволением, позволяющим быть участником дорожного движения и управлять транспортным средством. Тот факт, что у истца изъяли водительское удостоверение, не свидетельствует о том, что его право на свободу передвижения ограничено. В силу Закона «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах  Российской Федерации» № 5242-1 от 25.06.1993 года право на свободу передвижения – это возможность гражданина беспрепятственно перемещаться в пределах территории Российской Федерации без получения каких-либо специальных разрешений и предписаний. Изъятие водительского удостоверения не может лишить гражданина такой возможности, также как и не может лишить возможности права на отдых. Учитывая, что истец не является профессиональным водителем, суд считает, что право на труд истца также не нарушено.

Несостоятельными суд считает также доводы истца о том, что размер морального вреда должен исчисляться исходя из средней заработной платы профессионального водителя и размера штрафов, предусмотренных в виде наказания по ст. 129 и 285 Уголовного кодекса РФ, так как моральный вред является вредом нематериальным, в связи с этим в обоснование его размера не могут быть приведены возможные материальные затраты истца, а штрафы, предусмотренные статьями Уголовного кодекса РФ подлежат взысканию в доход государства в качестве наказания за совершенное деяние на основании приговора суда, и не могут определять размер морального вреда, причиненного истцу.

Отказывая истцу в удовлетворении исковых требований, суд в то же время считает подлежащим отклонению ходатайство представителей ответчиков о применении срока исковой давности, так как истцом не обжаловались действия должностных лиц в порядке главы 25 ГПК РФ, следовательно, установленный данной главой срок давности для обращения в суд к спорным правоотношениям применен быть не может.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 56, 59, 60, 67, 194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

 

В удовлетворении исковых требований Дубровского П.И. к Министерству финансов Российской Федерации, Управлению внутренних дел по Кировскому району Санкт-Петербурга о взыскании компенсации морального вреда и судебных расходов ОТКАЗАТЬ в полном объеме.

 

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение 10 дней с момента вынесения решения судом в окончательной форме путем подачи кассационной жалобы в канцелярию Кировского районного суда Санкт-Петербурга.

 

 

Судья:

 

 

опубликовано 01.09.2010 10:25 (МСК)